пятница, 4 января 2019 г.

Какие имена аристократы никогда не давали своим детям. Автор: Попова Екатерина

Имена на Руси всегда играли важную статусную роль. Представляясь – письменно ли, в личной ли беседе – человек сразу давал понять, к какому сословию он принадлежит, а значит, как к нему нужно обращаться и какое уважение необходимо проявить. Именно по этой причине существовал ряд имен, которые в аристократической среде детям не давали никогда. 
«Княжеские» имена славян 
Древняя история нашей страны хранит массу удивительных обычаев. Так, в Киевской, а после и средневековой Руси все имена четко делились на простонародные и благородные. Последние легко было отличить по наличию двух смысловых корней: Ярослав, Всеволод, Милолика, Людмила и т. д. Именно их мы сейчас помним лучше всего. У многих создается впечатление, что других имен у славян вовсе не было. Но на самом деле, все проще: исторические летописи повествуют о князьях и боярах, а простым ратникам и ремесленникам в них места не находится. 
Существовал огромный пласт имен, показывающих принадлежность к низшим сословиям: «Первак», «Третьяк», «Четвертуня» и другие, указывающие на порядок рождения. Имена, связанные со внешностью или характером и напоминающие современные уголовные клички: «Рябуша», «Рыжак», «Храбр», «Блуд» и т.д. Указания на обстоятельство рождения: «Ждан», «Чаяна» (то есть «желанная», от слова «чаять» - «желать»), Хотен и т. д. Ни один аристократ, даже под страхом смерти, никогда не дал бы своему ребенку подобное имя. В княжеских семьях и вовсе существовала традиция называть детей в честь почивших предков. Потому-то и кочуют из летописи в летопись бесконечные Владимиры, Святославы и Всеволоды. 
«Проклятые» имена
 Известно – как лодку назовешь, так она и поплывет. С людьми, по мнению древних славян, все в точности так же. Какая ассоциация чаще всего возникает у среднестатистического россиянина, когда он слышит имя «Святополк»? Скорее всего, первым вспомнится прозвище – Окаянный. Во многом это связано с тем, что имя приемного сына князя Владимира стало нарицательным и постепенно стало отождествляться с самыми дурными человеческими качествами. С конца XII, когда легенда об убийстве Бориса и Глеба прочно укоренилась в народных умах, а реальный виновник трагедии (которым, согласно исследованиям, был сам Ярослав Мудрый) был признан святым, имя Святополк почти полностью исчезает из употребления.  
Схожая история постигла Олега. Несмотря на то, что это имя сохранило свой «благородный» статус, начиная с конца XIV века в аристократической среде оно практически не встречается. Причиной тому стало стал переход рязанского князя Олега на сторону Мамая перед Куликовской битвой. Никому не хотелось называть своих детей в честь предателя. 
Христианская Россия: табу на языческие имена 
Примерно с XV века, когда Московия объявила себя «Третьим Римом», из дворянского обихода постепенно исчезли славянские имена. Теперь выходцы из благородного сословия называли своих детей по святцам: Алексей, Федор, Анна, Елена, Анастасия, Николай… Исключение составили лишь имена князей, канонизированных или прославившихся как добрые христиане: например, Владимир, Ольга или Всеволод. Отголоски монголо-татарского ига 
Среди русских дворян немало было потомком ханов и баскаков. Однако даже те из них, чья внешность однозначно указывала на их происхождение, избегали тюркоязычных имен. Очень показательна в этом смысле русская дореволюционная литература. Многие знаменитые писатели такие, как Гоголь, Достоевский, Карамзин имели татарские корни. Однако ни в одном из этих родов невозможно встретить имен Азамат, Чингиз, Гюльджан и т. д. Исключительно Николаи, Иваны, Василии и Екатерины. 
Благородные потомки благородных предков 
В средневековой России детей называли в честь одного из святых – как правило, того, чьей памяти был посвящен день, в который родился младенец. Однако и здесь существовало разделение по сословиям. Дворянам приличествовали лишь те имена, которые принадлежали прославленным полководцам, царям, римским и византийским императорам и особо почитаемым святым. Среди них: Константин – римский император, сделавший христианство государственной религией; Михаил – архангел; Петр, Андрей, Павел – апостолы Христа; Анна – византийская княжна, жена князя Владимира, крестителя Руси; Александр – великий полководец древней Греции; Дмитрий – князь Москвы по прозвищу Донской; Мария – здесь комментарии и вовсе излишни. Почти в каждом дворянском роду были особенно популярные имена, повторявшиеся через поколение, а порой и чаще. Сыновей часто называли в честь деда или прадеда, таким образом обеспечивая преемственность. Дочери часто носили имена благочестивых христианских святых – София, Мария, Евдокия и т. д.  
Вся остальная часть святцев (намного больше, чем половина) считалась уделом низших сословий. В аристократической семье нельзя было встретить такие имена, как: Фрол; Федора; Марфа; Пафнутий; Анфиса; Ефросинья; Антип; Тимофей; Федул и и т. д.  
Простонародные сокращения 
Некоторые из «благородных» имен все-таки были распространены и в крестьянской среде. Среди них – Георгий, Даниил, Гавриил, Мария. Впрочем, это не означает, что простой пахарь, названный Иваном, мог спокойно носить это имя. Его могли окликать Ванькой, Ивашкой или еще десятком прозвищ, зависящих от особенностей диалекта. Но полная форма имени – Иоанн или Иван – была уделом исключительно дворян. Гавриил в крестьянской среде превращался в Гаврилу, Мария – в Марью или Машку, а Георгий и вовсе сокращался до Егора. В этом еще одно отличие имен аристократов. Уменьшительно-ласкательные сокращения образовывались от полной формы: Марьюшка, Иванушка, Николенька и тому подобное. Помните знаменитый советский фильм «Гардемарины, вперед»? Алексея Корсака, сына мелкопоместного дворянина, чей сословный статус был лишь чуть-чуть выше крестьянского, звали Алешкой, но никогда – Лешкой или Ленькой.  
Дурные приметы 
Имя в России вплоть до революции считалось своеобразным оберегом, олицетворяющим связь человека с его ангелом-хранителем. Это порождало немало суеверий. К примеру, нельзя было называть ребенка именем кого-либо из живых членов семьи. Считалось, что его небесный покровитель не сможет защитить обоих. Еще более дурной приметой было назвать младенца в честь предка, умершего не своей смертью. Именно по этой причине с середины XVIII века в династии Романовых почти полностью перестало использоваться имя Петр. Чуть позже этот список пополнили Иван и Павел. Судьба последних императоров, носивших эти имена, была трагична. Петр скончался в ранней юности из-за простуды, Иван и Павел были убиты во время дворцовых переворотов. А вот Николаи, Константины и Александры славились крепким здоровьем и достаточно счастливой судьбой, поэтому весь XIX век среди представителей династии чередуются, в основном, именно эти имена.  
В подражание Европе 
После реформ Петра I в дворянской среде особую популярность приобрели имена, звучавшие на западный манер: Натали, Алекс, Николя, Мари, Пьер, Элен и т. д. А вот те, которые не имели английского или французского аналога, из употребления вышли очень быстро. Среди них оказались: Глеб; Юрий; Никита; Прасковья; Евдокия; Василий и другие. 
В России существовал такой феномен, как смена имени при переходе из одного сословия в другое. Такого феномена не встретишь ни в Англии, ни в Германии, ни в других европейских странах. Купеческие и крестьянские имена совершенно не подходили для русского дворянина. И те, кому удавалось подняться на высшую ступень сословной лестницы, поспешно избавлялись от свидетельства своей низкорожденности. Именно это произошло с Зинаидой Николаевной, женой знаменитого поэта Николая Некрасова: до замужества эту скромную крестьянскую девушку звали Фекла Анисимовна. - Читайте подробнее на FB.ru: http://fb.ru/post/culture/2019/1/3/47665?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...